Уезжая за границу, сестра попросила взять ее сына к себе

Как-то приехала ко мне сестра и сказала, что нашла высокооплачиваемую, престижную работу и попросила взять Сашу к себе.

— Катя, я бы с удовольствием, но тебе ли не знать, как трудно нам самим сводить концы с концами. Ну  как с ребенком еще? – возмущенно ответила я сестре.

Я была очень раздражена легкомыслием Кати, ведь она умела жить лишь для себя. И вот еще одна выходка с работой за границей – ее абсолютно не волновало, как будет жить здесь без нее Сашенька.

По моему, Катерине даже непонятно было, кто является отцом ее сына, ведь о нем никто и никогда не слыхал. Катя просто узнала, что в положении, и сразу же приняла решение рожать, даже не думая о том, как тяжело быть матерью-одиночкой.

Далее Катерина заявила, что будет ежемесячно присылать деньги, чтобы я с мужем могли содержать ее ребенка и добавила, что и нам, мол, еще хватит для себя.

На просьбу сестры я ответила, что поговорю с супругом и дочерью, ведь у меня семья и я не могу без их мнения принимать такие решения.

На этом мы с Катериной закончили разговор, договорились созвониться на следующий день, а уходя Катя бросила такую фразу:

— Просто не хотелось бы оставлять сыночку в приюте.

Я была в шоке от происходящего, но вечером меня ожидало нечто хуже. Сложный и долгий разговор с супругом. Игорю не совсем была по душе Катина идея, но, узнав, что Катерина будет перечислять финансовую помощь на сына, муж, немного колеблясь, согласился.

Настало время Кате уезжать и Сашенька вскоре переехал к нам.

Моей дочери, Лизе, мягко говоря не нравилось жить в одной комнате с братом, и она с нами постоянно скандалила. Я просто умоляла Лизу научиться нормально общаться с Сашенькой и мне это удалось взамен на новую куклу.

Как и обещала, Катерина присылала деньги первый и второй месяц, а потом просто исчезла и даже не звонила. Муж неоднократно говорил, что он не должен содержать чужого ребенка. В один из таких моментов я вышла из себя и сильно поругалась с Игорем.  

Саша был моим родным племянником и деньги я тоже зарабатывала — объясняла я мужу. К тому же, мне не жалко для Сашеньки лишней тарелки супа! Я сказала мужу, что больше не намерена слышать упреки в отношении мальчика, в ответ Игорь развернулся и пошел в комнату.

Так Сашенька прожил с нами 10 месяцев, от сестры не было слышно. Но вот в один прекрасный момент я получила от нее письмо, в котором говорилось, что Катя теперь замужем и к нам возвращаться не собирается.

Когда Саша спросил у меня, скоро ли вернется мама, сказал, что очень соскучился и заплакал.

Посмотрев в эти большие, детские, но уже полные печали глаза, не смогла все ему рассказать. Эмоции переполняли, а сердце больно сжималось в груди, ведь, узнав об этом, муж не согласится оставить Сашу с нами. И я не ошиблась. Как только я рассказала все мужу, Игорь заявил, что это уже чересчур и поставил мне условие – мальчик должен был съехать максимум через три дня. У него были козыри, ведь квартира, в которой мы жили, была квартирой Игоря, и по его словам здесь приюта не будет.

Дочь тоже подливала масла в огонь, говоря, что я ее не люблю, потому как Лиза не хотела делить комнату с племянником.

Переведя взгляд на Сашеньку, я увидела бедного малыша, забившегося в угол, и едва слышно рыдал. Мне оставалось лишь успокоить ребенка, одеть его и пойти гулять.

— Тёть Ира, а меня никто не любит да? — задал вопрос малыш.

— Ну ты что такое говоришь, Сашенька? Мама тебя очень любит, просто она немного легкомысленная…А я, я, знаешь, как люблю тебя! — ответила я, нежно обняв малыша.

Я предложила Сашеньке устроить его жить в хорошем месте, где детки, пообещала, что ему там будет интересно и весело. Также пообещала навещать его каждый выходной и баловать вкусностями и подарками. К моему удивлению, мальчик сразу же согласился, но спросил при этом, скоро ли вернется мама. Мне пришлось соврать, что, наверное, скоро.

Понимая, что в приюте Саше будет лучше, чем в нашей семье, вскоре Сашенька переехал туда. В выходные я всегда приходила к малышу, а порой в праздники Сашенька гостил у нас.

Спустя года дочка стала взрослой, вышла замуж, переехала к мужу и стала жить в другом городе. Я стала очень болеть и, обследовавшись, мне поставили диагноз – онкология.  

Доктор меня тогда успокаивал, что благодаря высокому уровню нынешней медицины, на ранней стадии болезни возможно вылечиться. Нужна была операция, но точных шансов на выздоровление никто не давал.

Рассказав все Игорю, я надеялась на его поддержку, которой, увы, не получила.   

А на вопрос будет ли он меня навещать в больнице, он ответил, что раз я за мной там будут наблюдать профессионалы, то я в надежных руках и его присутствие абсолютно бесполезно.

Когда я поделилась своей бедой с дочерью, то и здесь поддержки не получила.

— Я поняла, мамуль. Прости, мне некогда сейчас. Выздоравливай.

Прошла операция, в больнице я осталась еще на 2 месяца для реабилитации и курсов химиотерапии, после чего стала поправляться. Все это время я провела в одиночестве, не считая врачей, ведь близкие меня не навестили ни разу. Когда мне сообщили, что меня выписывают, позвонила Игорю, чтобы он забрал меня. Но звонки без ответа длились три дня. Вернувшись домой, я обнаружила письмо, в котором прочитала, что муж нашел себе другую женщину и ушел к ней. Просил не искать его. Я присела на стул и расплакалась. Было до боли обидно, ведь в тот самый трудный период жизни все, кого я считала близкими, оставили меня.

Спустя несколько дней кто-то позвонил в дверь, я поспешила открыть в надежде, что это дочка приехала. Но я увидела Сашу.

— Тетя дорогая, ну хорошо, что с тобой все нормально!— сказал Саша и крепко прижал меня к себе.

Я объяснила племяннику, что лежала в больнице и не предупредила, пригласила в квартиру.

— Сашенька, что у тебя нового? Как учишься?

Племянник сказал, что у него все хорошо, почти отличник и учится на программиста.

Саша поинтересовался, что со мной случилось и почему я была в клинике, в ответ я, улыбнувшись, ответила, что уже все замечательно. А дальше попросила переехать ко мне.

Саша спросил об Игоре, не против ли он переезда. На что я ответила:

— Бросили меня и дочь, и муж. – и расплакалась.

— Тетя Ира, милая, не нужно плакать, ведь тебе не стоит расстраиваться, ты так похудела и лицо такое бледное. Ну конечно же я готов переехать, как я могу тебя оставить одну.— произнес Сашенька, нежно меня обняв.

Спустя пару дней Саша перебрался ко мне. Меня все время мучал вопрос о  том, как ребенок, выросший в детдоме, такой добрый и чуткий, в отличие от моей черствой и безразличной дочери, в которую я по крупицам вкладывала всю свою любовь и душу.

С Сашенькой нам хорошо жилось, он выучился, нашел перспективную работу. Племянник был моей опорой во всем, отправлял меня каждый год в санаторий. И я благодарна Кате за то, что подарила мне сына. Возможно, когда-то меня посещали мысли, что Саша будет мне в тягость, но получилось в точности до наоборот – он не дал мне почувствовать, что такое быть одинокой и не дал сгореть от душевной боли.