Шуба, которую моль съела. Кредитная история

В прошлом году я купила в кредит норковую шубу. Благополучно отходила в ней сезон и была всем довольна. Также на протяжении всего года исправно платила кредит, не нарушая ни единого платежа. Но каково было мое удивление, когда осенью я открыла шкаф и увидела, что шубу съела моль. Почему я должна продолжать платить за нее кредит, если вещи больше нет?

Через три месяца был суд. Я требовала, чтобы с меня сняли обязательства по выплате долга, а также вернули материальные издержки и моральную компенсацию. Судья, пытаясь разобраться в деле, задавал логичные вопросы. «Почему банк должен отвечать за то, что ваша шуба испорчена?»

Хорошо, что у меня на руках был кредитный договор, где черным по белому написано: шуба – это имущество банка. Моей собственностью она станет лишь после полного закрытия долга. Значит, если вещь не моя, то и не я несу ответственность за ее сохранность. Банк не смог сохранить шубу. Тогда почему я должна по-прежнему выплачивать «долг»?

Всем понятно, что летом никто не пользуется шубой. Значит, банк обязан обеспечить ее сохранность в межсезонное время. Шуба то их, а не моя. Они же и должны подвергать ее защитной обработке, следить за сохранностью и так далее.

— Так ведь в договоре не написано, что банк обеспечивает хранение вещи! – запротестовал прокурор.

— Не написано! Но в конце зимы я специально обратилась с этим вопросом к сотрудникам банка, так как ответственно подхожу к дорогим вещам. У меня даже остался этот разговор, я его записала.

По телефону менеджеру Светлане я подробно объяснила, когда приобрела злосчастную шубу, за какую сумму, какой на мне долг. Сообщила номер договора. Одним словом, предоставила все данные и задала логичный вопрос: Как я должна обеспечивать сохранность норковой шубы в летний период? 

Менеджер сказала, что ответа не знает, посоветовала просто повесить ее в шкаф без какой-либо дополнительной информации. Получается, что сотрудник банка не посчитал нужным предоставить мне информацию, как и чем следует обрабатывать мех для сохранности. Значит, моей вины в порче шубы нет!

 Я протестую! – снова выступил прокурор. Откуда менеджеру банка знать, как хранят такие вещи? Это не ее профессиональная сфера.

— Если сотрудник не компетентен – это не моя проблема, а проблема банка. Значит, надо было связать меня с лицом, отвечающим за сохранность меховых вещей в межсезонный период. Это было так сложно сделать?

Ответ был очень просты: в банке нет таких лиц, то есть никто не знает, как и где хранить меховые вещи. А мне потом отвечай за их незнание. Нет уж, спасибо! Ваша вещь – вы и храните!

— Каким, по-вашему, образом банк должен хранить вещи, чтоб они не испортились, пока их не используют по назначению?

— Почему этот вопрос задается мне? Я что ли ее испортила? Это вам надо заботиться о том, что клиенты могли пользоваться вещью, когда это потребуется. Никакой кредит больше платить я не собираюсь!

На этом суд отправилось в совещательную комнату.