Рассказ про самую короткую консультацию у психолога

Первый раз ко мне на прием пришла семейная пара. Я устала и голодна (пятый прием за день), и отчего-то невозмутимо-спокойная.

– Я первый раз в жизни пришел к психологу! – у мужчины раздраженный тон. – Супруга заставила?

– Ну?

– Что ну? Наш сын – дебил! – начинает заводиться он.

– Ему поставил этот диагноз психиатр? Вы это имеете в виду?

Мужчина глянул на меня так, как будто дебилка – я. Затем посмотрел на супругу с укором, мол, нашла специалиста.

Она вся как-то сжалась, сдвинулась на краешек кресла, взгляд в пол. Руки зажаты.

Мужчина в досаде сморщился, повернулся в мою сторону, хранит молчание. И я молчу. Не выдержал, разозлился пуще прежнего.

– Ну вы ведь психологом работаете, правильно? Вы скажите, как с ним себя вести!

– С кем вести?

– Так с сыном!

– И что с ним не так?

У мужчины сделались круглые глаза, словно он поражался моей глупости и тому, что я не могу прочесть его мысли. Снова смотрит на жену. Та не реагирует, и я догадываюсь, что она всю силу потратила на то, чтобы затащить супруга сюда.

– Вы понимаете, что у него границ вообще нет? Ему четырнадцать, сопля еще, а поведение…

– Какое?

– После рабочего дня захожу в дом. Кроссовки посредине прихожей. Миллион раз ему было сказано обувь оставлять на полке, но нет, будто дебил, не запоминает ничего. Для него все легче-легкого выходит. Поломал на днях смартфон. Вещи не бережет. Скрытный. Маме хамством на все отвечает. По дому сделать что-то не заставишь. В одно ухо вошло – в другое вышло. Совести совсем нет! И что мне с ним делать? Как наладить контакт? Дайте совет! Есть рецепт у вас?

– Да, есть, – говорю я, руша все правила психологических консультаций.

Существует определенные алгоритмы психологического консультирования, особенно первых встреч. Я была научена тому, что когда первый раз встречаешься с клиентом, то необходимо собрать информацию, определить его запрос, наладить контакт. Никакого рецепта и решения предлагать нельзя. Зачем я это сказала?..

– То есть вы не можете найти точки соприкосновения с ребенком, нормализовать общение?

– Ну я об этом и говорю!

– Есть рецепт, проще простого. Правда не уверена, что он вам по силам, — искренне сомневаясь, говорю я.

– Давайте, я готов!

– Как вашего сына зовут?

– Антон.

Я беру листок, ручку, вывозу на нем надпись: «Антон, четырнадцать лет», кладу на пол в дальнем углу, прошу мужчину вообразить своего ребенка, стоящем на том листочке.

– Вышло? – задаю вопрос.

– Вышло.

– А теперь медленно идите туда, становитесь на лист, и представляйте себя вашим сыном.

Очевидно сомневаясь, мужчина выполняет мою просьбу. Смотрит вниз.

 – Ну а сейчас расскажите о своих чувствах.

– Одиноко очень. Плакать хочется.

– Отчего же?

– Обидно. Туркают все, шпыняют. Всем все не так. Жить не хочу. Для всех ненормальный какой-то.

– Это для кого же?

– Для папы.

– А что от него хочется?

– Похвалы, хотя бы один раз. Криков чтоб не было. Чтобы интересовался мной. Чтобы был горд за меня.

– Вдохните, а когда выдохните, можете выйти с листика.

Клиент молчит, садиться назад на кресло. Тихо. Его жена утирает слезы.

– Мне теперь все понятно, – практически шепчет мужчина. – Я когда ребенком был, то отец так же себя вел. Только упрекал. А сейчас и я такой же. Мне все понятно. Спасибо вам.

А взгляд у него и супруги ясный, глаза зеленые. И добрый он какой-то, трогательный…

За восемнадцать минут консультация прошла. Впервые за мою практику.