«Ну, вы даете! Как же ей ехать?» Как один наглый внучек бабушку провожал

Ну, вы даете! Как же ей ехать? Как один наглый внучек бабушку   провожал

Сажусь с дочкой в поезд дальнего следования. Билеты, как всегда покупали заранее – чтобы занять две полки рядышком, одна под другой. Дочурка — на верхней полке, я  — на нижней. Специально выбирали, чтобы с комфортом доехать, и чтобы от соседей не зависеть. Нужно покушать – пожалуйста, нижняя полка наша. Прилечь подальше от посторонних глаз – тоже не вопрос: полезай наверх и валяйся, сколько угодно. В общем, готовились к поездке по полной программе.

 Но тут, уже перед самым отходом поезда в купе вваливаются еще двое: древняя бабулька и молодой человек (внук, надо полагать). Бабка тут же падает на мою только что постеленную свежую простынку, а ее сопровождающий обведя глазами купе, обращается ко мне:

— Это вы на нижней? Прекрасно! Бабушке уступите? – судя по тому этого юноши, ответ предполагается только один – положительный.

— Нет, — отвечаю, — не уступлю.

— В смысле? – парень, кажется, очень удивлен

— В прямом.

— Ну, вы даете! – Возмущается парень, — как же ей ехать?..

 Действительно, как? Вопрос хороший, жаль только, что несвоевременный. 

 — Об этом, — говорю, — вам нужно было думать, когда вы бабушке билет покупали.

 Тут, конечно, понеслось: «Да что вы за человек! Да вот доживете до таких лет!.. Да вы же должны понимать!..»

Спокойно отвечаю, что понимать я ничего не должна. Я вообще никому ничего не должна.  И после того, как я целых полтора месяца отслеживала наличие именно тех мест, которые мне нужны, я имею полное право ехать с комфортом. 

— Вы же тоже могли бы позаботиться о своей бабушке заранее, — говорю я молодому человеку.  — Если вас так волнует, как она поедет, так и купили бы ей билет на удобное место. 

 В ответ слышу нечто поистине гениальное:

— Кто же знал, что такая попутчица вредная попадется!

В общем, парень рванул к проводнику. Тот тоже принялся  взывать к моей совести и требовать, чтобы я уступила бабке  место.  

— А почему бы вам ей свое не уступить?- Поинтересовалась я, — раз вы такой совестливый.

 Короче, кончилось тем, что в конфликт вмешался начальник поезда и увел бабулю в другой вагон. Где уж он нашел ей подходящую полку, не знаю, только в наше купе она больше не вернулась.

— Фу-у-х, — вздохнула дочурка после того, как утихли все крики, — я уж думала, ты всего этого не выдержишь – уступишь! 

— С какой стати?

— Ну, я бы наверно, не выдержала. Не сумела бы ответить им, как следует.

— А ты учись, — говорю, — и если нужно, спрячь подальше свою деликатность. А то ведь на эту деликатность все и рассчитано: не сможет хорошо воспитанный человек старушку обидеть. А то, что у старушки внучек наглый, который только и норовит, что вылезти за чужой счет и заботу о бабушке чужим людям навязать, никто не замечает. Таких нужно на место ставить.

 Или я не права?