Непростая это работа быть хирургом

В час ночи мне позвонили из районной больницы. В их гинекологическое отделение привезли молодую женщину с резкими болями внизу живота. Думали, что киста, а когда разрезали живот, то увидели большую опухоль, которая глубоко заходит в малый таз. Зав Гинекологии и главный врач в отпуске, оперировать некому. Мне позвонили практиканты, которые в ту ночь были на смене.

В районе я был через 15 минут. Как выяснилось, молодая и красивая девушка-пациента лежит на столе с вспоротым животом уже третий час! Почему мне сразу не позвонили? Непонятно, и выяснять это времени нет. Быстро переодеваюсь, мою руки и подхожу к операционному столу.

1

— Да … Что тут у нас?

Ситуация в операционной очень напряженная и я понимаю, что все надежды только на меня, а пока я эти надежды буду стараться оправдать, нужно найти способ как-то успокоить практикантов и весь персонал, который собрался в операционной. Туда даже санитарки сошлись.

Опухоль очень большая, очень плотная и глубоко заходит в зону малого таза. Осмотрев пациентку, я понимаю, что легко не будет. Добраться вглубь у меня нет возможности, ведь в отделении нет необходимых инструментов. Придется все делать вслепую.

Отделять опухоль нужно очень осторожно, ведь рядом — все жизненно необходимые органы и кровеносные сосуды. Одно неосторожное движение и все — нет больше девушки в живых. Прошу ассистентка подать мне тоненькие хирургические ножницы, нужно пробовать отделять опухоль. Другого выхода у меня нет и назад дороги тоже уже нет. Если взялся, то надо идти до конца.

2

Первая часть операции прошла успешно, однако, как выяснилось впоследствии это была ее самая легкая часть. Далее началось самое худшее — нужно наощупь отделить опухоль от вены. Делать это нужно очень осторожно, ведь, если задеть вену, то начнется кровотечение и пациентка истечет кровью. Кстати говоря, на станции переливания крови крови уже нет. Об этом мне успели сообщить накануне.

Прошу в ассистентки длинные хирургические ножницы, ведь этими короткими работать больше не могу. Оказывается, таких ножниц в операционной нету! Буквально голыми руками, осторожно, сантиметр за сантиметром отделяю мочеточник от опухоли. Ассистенты мои начинают падать с ног, в операционной начинается паника.

— Остановите его кто нибудь! Сейчас кровотечение начнется! Убьем же пациентку!

— Спокойно, женщины, я знаю, что делаю, — а у самого пот по спине градом течет, а в голове только одна мысль: «Зачем я за это брался?»

Далее еще труднее. Опухоль срослась со стенкой прямой кишки. Доступа к ней у меня нет, ножниц нормальных тоже нет. Работать невозможно в таких ситуациях, но я не могу быть трусом в глазах моих помощников. Прошу свою ассистентку запихнуть палец пациентке в прямую кишку, а сам на ощупь, тупыми и короткими ножницами начинаю отделять опухоль от кишки, нащупывая палец ассистентки.

3

Наконец и этот этап операции позади, но состояние пациентки начинает резко ухудшаться. Она лежит с разрезанным животом уже пять часов. Давление падает, пульс тоже. Я посылаю девушек за кровью для пациентки, ведь понимаю, что кровотечения не избежать. Впереди — самый трудный этап операции — нужно отделить опухоль от венозной стенки.

Ассистенты мои успокоились, они же не видят того, что вижу я. Опухоль полностью отделена со всех сторон, осталось только отделить ее от вены. Вена проходит глубоко. Доступа к ней у меня нет. Начинаю аккуратно тянуть опухоль на себя, чтобы хоть немного сдвинуть ее с места и вытащить на свет. Немного сдвинулась, поддается, ура! И в этот момент я слышу глухой хлопок — лопнула вена! Кровотечение!

Я быстро хватаю салфетку и прижимаю ее к месту, откуда течет кровь. Немного остановил, но это временно, пока я жму и пока салфетка не промокла. Нужна кровь для переливания, а ее нету. Я начинаю понимать, что ситуация безвыходная. Я не Бог и не смогу сделать чуда.

«Бог Действительно, нужно обратиться к Богу «, — меня как озарило и я начинаю молиться Богу, прося у него помощи. Вдруг начинаю чувствовать, как ко мне возвращается сила и уверенность. Я еще не знаю что делать, но уже знаю, что умереть девушке я не дам.

Аккуратно снова начинаю отделять опухоль от вены. Еще несколько секунд и опухоль у меня в руках! Смог, отделил! В этот момент дверь в операционную открывается и ассистенты заносят кровь.

«Получилось! Ура! Спасибо Боже! «

Пациента пришла к себе, быстро отошла от наркоза. Стою над ней и не верится, что я смог. Взрослый дядька, а слезы по щекам текут, как у ребенка.