Мне всего 27. Становиться в этом возрасте мамой для двух неродных детей — невыносимое испытание

— Теперь вы будете жить здесь! – сказала я, открыв дверь в комнату детей.

Два мальчика посмотрели нам меня с недоверием и осторожностью.

— Располагайтесь, а потом – ужинать! – сказал муж.

Оказавшись на кухне вдвоем с супругом, я шепотом спросила:

— Они совсем не похожи друг на друга. У них что, разные отцы?

— Ну да, я же тебе говорил об этом. Ты забыла?

Конечно, я забыла. Ведь с тех пор, как мои племянники попали в детский дом, и муж принял решение забрать их на воспитание, я все время жила в состоянии напряжения. Внутренне я, конечно, соглашалась с мужем: нельзя, чтобы при живых родственниках, дети воспитывались в детском доме. Но мне же всего двадцать семь лет. Становиться в этом возрасте мамой для двух неродных детей? Мне казалось, что это будет для меня невыносимым испытанием.

— Николай, ведь ты этим детям даже не родной дядя. Их мать приходилась тебе всего лишь двоюродной сестрой. Может быть, у детей есть родственники и поближе?

— Родственники-то есть, — мрачно ответил муж. — Есть родной брат их матери. Но они сейчас стеснены в условиях, да и его жена отказывается принимать детей.

Но я ведь тоже не готова! Совсем недавно нами была куплена и отремонтирована двухкомнатная квартира. Я с радостью строила планы, покупала мебель, придумывала и воплощала в жизнь дизайн нашей спальни. И вот. Теперь у нас не будет своей спальни…

— Ты пойми, — увещевал меня муж. – Сестра ведь и замужем-то не была. Рожала детей, так сказать, для себя.

— И как только она решилась на это? – недоумевала я.

— Ты же знаешь, она умерла от инфаркта, скоропостижно. Никто даже и предположить не мог. Такая была активная и здоровая…

Сначала детишек – Юру и Олега забрала к себе бабушка. Вскоре она заболела, и детей пришлось через социальную службу определять в детский дом.

Была надежда, что бабушка, Галина Ивановна поправится, и дети опять будут жить с ней в домашних условиях. Но этого, увы, не произошло.

Именно тогда муж и принял решение, что дети будут жить с нами. По работе, часто уезжая в командировки и останавливаясь в доме своей двоюродной сестры, он давно сдружился с мальчишками и полюбил их. Да и мальчики очень привязались к Николаю.

***

Самыми тяжелыми для всех нас были первые дни. Послушно исполняя все наши просьбы, дети при этом вели себя очень скованно, как с посторонними людьми. Это проявлялось даже и при их общении с моим мужем.

— Потерпи немного, дорогая, — говорил муж. — Дети переживают стресс. Вот привыкнут к нам, адаптируются и все будет совсем по-другому.

А я в этот момент думала: — Тебе, конечно, гораздо проще. Тебя, практически, не бывает дома.

В последнее время нам стало сильно не хватать заработной платы, появилось много дополнительных расходов, поэтому Коля очень много работал: брался за любую подработку. К тому же приближалось начало учебного года, и мальчиков надо было готовить к школе. Старший должен был пойти во второй, а младший – в первый класс. Нужно было приобретать школьные принадлежности, форму, обувь. Мой список по сборам детей в школу занял целых две страницы.

Дети вели себя по-прежнему: со всем, что я им предлагала в магазине, соглашались, не спорили, ничем не выдавали своих эмоций. В результате я не выдержала и накричала на старшего. Глаза мальчика тут же наполнились слезами, а кулачки нервно сжались.

— Нам воспитательница в детском доме говорила, что мы должны быть очень послушными и всегда с вами соглашаться. Иначе вы опять вернете нас в детский дом, — сказал Юрка сквозь слезы.

— Это полная ерунда! – сказала я в ответ. – Вы будете жить с нами до тех пор, пока не станете взрослыми и не захотите сами создать свои семьи. Запомните это, понятно?

Мальчик кивнули в ответ. Юрка улыбался сквозь слезы. В первый раз за последнее время.

— Мы уже никогда вас никому не отдадим!

С этого момента ситуация начала меняться в лучшую сторону.

С самого утра я так активно погружалась в ворох домашней работы и забот, что к вечеру падала без сил и сразу же засыпала.

Николай и ребята всячески старались помочь мне. А я все время думала, о том, как же женщины справляются со всем этим, имея трех и более детей!

Прошло время. Ребята взрослели, переходя из одного класса в другой. В конфликтах, которые иногда происходили в школе, они становились горой друг за друга.

…Бабушка мальчиков появилась на пороге нашего дома, когда Юрка уже заканчивал шестой класс. Услышав о том, что к нам едет их бабушка, мальчишки испугались. Чтобы успокоить младшего брата, Юра взял его за руку и сказал:

— Не бойся, она не надолго. Бабушка же всегда очень занята.

Бабушка произвела впечатление очень ухоженной и интеллигентной женщины и совершенно не была похожа на измученного тяжелой болезнью человека. Раздав внукам привезенные ее подарки и поцеловав их, она сразу приступила к делу.

— Я не буду тратить Ваше время, Ольга, — сказала она, обратившись ко мне.

Я была в замешательстве. Вспоминая наши с Колей разговоры о больной бабушке, я представляла себе совсем другого человека. Думала, что увижу милую старушку, поговорю с ней о мальчиках, об их успехах в школе за чашечкой чая с пирогами.

От пирогов она отказалась, впрочем, согласившись на чай.

— Я прекрасно осознаю, Ольга, какой груз Вы взяли на себя, забрав мальчиков из детского дома, — начала она. — Вы с мужем – молодая семья. А тут сразу столько забот. Я вам очень благодарна.

Я настороженно кивнула, не догадываясь о том, к чему это сказано.

— Я готова забрать у вас Олега. Я уже договорилась. Хочу устроить его в военное училище.

— В какое училище? – испуганно переспросила я. – Он же еще совсем ребенок. Разве есть такие училища? И потом, как вы можете разлучать двух братьев, которые остались полными сиротами, без отца-матери?

— Ну, у мальчиков же есть мы, — возразила женщина. — Летом Олег сможет приезжать к вам на каникулы.

— Я не готова менять нашу, уже налаженную, жизнь. Мы привыкли к детям, а мальчики привыкли к нам.

— А вы, Ольга, планируете иметь своих детей? – спросила она меня вдруг, схватив за руки.

— Почему Вы об этом спрашиваете? – ответила я ей недоуменно.

— Ну как почему? Вы еще так молоды и не понимаете, что мальчики никогда не будут считать ваших собственных с Колей детей своими родными братьями или сестрами. Ну же, соглашайтесь на мое предложение!

— Нет, — ответила я твердо. — Дети останутся с нами! И хватит уже об этом!

При этих словах, резко вскочив со стула, я вдруг почувствовала неожиданное головокружение и тошноту и слегка пошатнулась.

— Ну что же, — поднимаясь со своего места, промолвила она. — Я буду говорить на эту тему с Николаем. Ведь он является официальным опекуном детей.

Посмотрев на меня многозначительным взглядом, бабушка направилась к выходу. У меня не было сил провожать ее. Сильно кружилась голова, тошнота не проходила, и я не могла понять, что со мной происходит.

Всю следующую неделю я прожила, как во сне. Только проснувшись, я снова хотелось улечься в кровать: не было ни сил, ни желания двигаться. Я стала проявлять плаксивость и раздражительность.

Коля, видя мое состояние, отвез меня к врачу.

— Поздравляю Вас! – весело сказал доктор. – Вы беременны. Срок 9 недель!

Я была ошарашена этой новостью. О какой беременности может идти речь? У нас ведь уже есть двое детей! Что же теперь будет?

Но Николай и мальчики очень обрадовались такому известию. Они стали проявлять ко мне еще больше внимания и заботы. И меня отпустило: стало намного легче.

Будучи уже на шестом месяце беременности, я получила письмо.

— Это от бабушки, — сказал Коля.

— Что опять нужно этой женщине от меня? — подумала я. – Чтобы там ни было, детей я ей не отдам!

— Не читай это письмо, не стоит, — попросила я мужа. — Что хорошего может написать нам эта женщина?

Но муж все-таки вскрыл конверт.

«Дорогие Николай и Ольга! — говорилось в письме.- Я знаю, что вы ожидаете пополнения в семействе. Поздравляю вас! Буду краткой. Условия, в которых вы живете, совершенно не приспособлены еще для одного ребенка. Вам станет совсем тесно. Поэтому, я приняла решение подарить вам свою квартиру. Вы можете распорядиться этой квартирой на ваше усмотрение. Квартира светлая и большая. Можете жить в ней сами. Я перееду в дом за городом. Там мне будет хорошо и спокойно. За меня не волнуйтесь. Свяжитесь, пожалуйста, с моим адвокатом. Нужно уладить формальности. Спасибо»

Не ожидая такого поворота событий, мы были очень удивлены. На следующий день Коля поехал к адвокату. Он выяснил, что бабушка не только подарила нам квартиру, но еще и составила завещание на детей.

Через три месяца у нас родилась красивая и здоровая девочка. Из роддома Коля привез меня уже в новую квартиру. Теперь в новой квартире места хватало всем.

Со временем наши отношения с бабушкой значительно улучшились. Из высокопарной старухи она превратилась в милую добрую бабушку, которая постоянно навещает своих внуков и всячески им помогает.

Да я и сама изменилась. Выносив и родив свою девочку, я поняла, что дети – это и есть наше счастье. Недосыпы по ночам, детская беготня по квартире, детский смех, как я могла жить без всего этого раньше?