«Меня зовут Михаил. Я — мужчина в самом расцвете сил, но моя сестра хочет меня женить на своих толстых подругах»

Я руководствуюсь другими приоритетами, я – вдовец и меня это устраивает. Не для того им стал, чтобы убирать за кем-то, когда стану немощным и старым. Мне больше по душе молоденькие лани, которые заставляют почувствовать себя таким – «а я еще ничего»! Мне хочется парить от любви, а не сидеть на юбилее какой-то Иды или Льва Соломоновича, которые могут вести разговоры лишь об анализах, колоноскопии и шунтировании.

Мне довелось вставить такое количество имплантов, что не стыдно помереть с молоденькой феей где-нибудь под Доминиканой, чем в объятиях старой толстой кошелки из Воронежа, которая вечно жалуется на боль, что касается и головы.

Мне по кайфу делать джоггинг, играть в гольф, простите за подробности, но стояки у меня также бывают, а мне говорят – берегись сквозняков и покупай продукты лишь полезные.

Моим детям повезло жить в Нью-Джерси и мы общаемся лишь по большим праздникам, чего мне вполне достаточно. Мне нравится, что я принадлежу сам себе, я могу поплавать в бассейне, выпить рома, выкуривать сигары. У меня есть перуанская домоправительница, которая следит за порядком в доме и в моем шкафу с вещами. Мне не нужна какая-нибудь Вера Митрофановна, которая будет трепать нервы из-за брошенного носка под кроватью.

Меня зовут Михаил, я еще очень даже жив, не слепой, не парализован и не коротаю время в ожидании медсестры с уколом и пилюлями. Единственное, чего я действительно жду, так это эмоций и умопомрачительные приключения. Но точно не жду тихие радости в компании пристарелых зануд.

Ответное письмо Михаилу.

«Мишенька! Не вздумай порвать это письмо, постарайся прочесть все до конца. Что с тобой произошло? Может, у тебя крыша едет понемногу? Ты недоволен моими друзьями? Тебе больше не нравится как Фанечка мажет икру на багет? Или Идочкин Турецкий Марш? Или, может, шахматные поединки Льва Соломоновича?

Как знаешь, тебя и не заставляли общаться, кроме того, в твоем обществе не так уж и весело находиться. Кстати, только благодаря тому, что я такая хорошая педикюрша, они еще с тобой здороваются.

Ладно, не твоя это компания, хорошо, но что ты имеешь против Воронежа? Или на старости лет тебе больше по душе жить в том вигваме, который для тебя почти Версаль. Живи, как знаешь! Но ведь нужно кому-то ухаживать за тобой и заботиться о том, чтобы ты не забывал о слабительном и не вставил в уши противогеморройные свечи вместо беруш. Хотя, если подумать, зачем тебе беруши, когда ты оглох раньше, чем открыли Америку.

И еще – зачем всегда томиться под жарким солнцем вонючей Доминиканы? Насладиться гольфом мог бы и у Райхельсона в его загородном комплексе, который он построил на территории бывшего санатория. И вовсе не нужно брать в жены для этого их толстуху Фридку, а, учитывая, что она вступила в наследство после смерти второго мужа и сейчас завела любовника, который тебе во внуки годится.

Мишенька, берись за ум! Ну кому ты нужен со своими причудами там? Пора вернуться на родную землю! Ну заскучаешь по своей перуанской бестии, наймешь другую здесь.

Но зато мы будем рядом. Не надо ждать, когда ты потратишь все сбережения на импланты, поэтому давай понемногу собирайся с мыслями и возвращайся. Так, как мне, ты не нужен никому. Твоя сестра Рая.»