История о слепом человеке, большом коте, любви, заботе и доброте

По улице навстречу мне шел человек в чёрных очках. Дорогу перед собой ощупывал тонкой тростью. А натянутый поводок в левой руке удерживал семенящего впереди него … кота. Я не поверил своим глазам. Кот был очень крупным, не какой-то особой породы, а самый обычный, но очень большой. Но всё же кот, не собака.

Я так изумился, что невольно повернул и пошёл за странной парой. Они подошли к дороге, и кот, задержавшись у проезжей части, требовательно мяукнул. Мужчина остановился. Они стояли до тех пор, пока мимо них не промчался весь поток машин. После чего кот снова подал сигнал, и парочка тронулась в путь. Я за ними.

Не отрывая взгляд от кота и его спутника, я пытался успокоить в своём сознании тревожную мысль о невозможности происходящего. В памяти всплывал то булгаковский Бегемот, то кошки-оборотни мистических историй, то учёный кот − обитатель Лукоморья.

Незаметно для себя я прошагал за незнакомцем больше ста метров и почти поравнялся с ним. И тут он, повернув ко мне строгое лицо, негромко произнес: «Вы идёте за мной, чтобы о чём-то спросить? Я как раз хотел присесть на скамейку, передохнуть. Присоединяйтесь». Смущенный, я пристроился рядом на бульварной скамье, к которой кот заботливо подвел своего хозяина, и первым делом попросил прощения за свою назойливость. Конечно, меня интересовал здоровый серый кот, так уверенно чувствовавший себя в традиционно собачьей роли. И моё любопытство было полностью удовлетворено. Вот какую необыкновенную историю услышал я от случайного знакомого.

ДТП, в которое незнакомец попал несколько лет назад, стало причиной мозговой травмы и последовавшей за ней постепенной утраты зрения. Специалисты посоветовали, пока способность видеть не пропала окончательно, завести собаку и постепенно приучить её к себе и будущим обязанностям. Найти пса нужной породы, легко поддающегося дрессировке, не составило труда. Проблемы пришли с другой стороны. В доме жил кот. Тот самый, который сейчас устроился рядышком с мужчиной и вылизывал свой бок. Он не нападал на собак, не был агрессивен. Он терроризировал чужаков по-другому: истерично орал на весь дом, пока измученные песики не находили себе убежище где-нибудь под кроватью, откуда даже нос не высовывали, чтобы не вызвать новый кошачий приступ.

От мысли воспитать собаку-поводыря в доме, где живет сумасшедший кот, пришлось отказаться. Когда из квартиры уводили очередного лохматого претендента, испуганно покосившегося на странное животное, мужчина строго выговорил ему: «Выгнал всех, значит, сам будешь меня на улице сопровождать. А не сможешь, увезу тебя к сестре, там и живи».

И началось обучение кота. Дюа (так его звали) в шлейке и на поводке гулял с ещё не ослепшим хозяином по улицам, останавливаясь перед препятствиями, входом в здание, дорогой. Человек терпеливо объяснял своему помощнику, что от того требуется, не зная, понимает ли его кот. Родня и знакомые посмеивались, прохожие удивлялись, бедняга и сам сомневался в успехе.

Кот Морис

Как бы то ни было, а спустя время, Дюа уверенно вёл человека по тротуару, обходя лужи, тормозя перед препятствиями, предупреждая об опасностях.

«Знаете, − лицо слепого озарилось улыбкой, − когда мы входим в автобус, он такой рев издает, что все вскакивают». Он ласково погладил кота и добавил: «Мы тут вроде местной достопримечательности. Только одного я изменить не в силах. У знакомого магазина Дюа останавливается как вкопанный. И не тронется с места, пока не вынесут ему краковской колбаски. Все продавцы в курсе, охотно его подкармливают».

Рассказ был окончен, пора было расставаться, но мужчина пригласил заглянуть к нему домой, пообещав сюрприз. Я охотно согласился.

Добрались быстро, жил он в двух шагах. Когда дверь квартиры распахнулась, я застыл в недоумении. В прихожей потягивался и размахивал хвостом абсолютный двойник Дюа-поводыря.

Уловив моё удивление, человек засмеялся и пошёл по коридору в комнату, а за ним важно шествовали два одинаковых кота. «Это сын Дюа, − пояснил случайный знакомец. − Верьте − не верьте, а он уже обучается у отца приглядывать за мной. А если со мной что случится, о них тоже позаботятся, родни у меня много, не оставят котиков». Словно понимая, что разговор о них, отец с сыном ласково терлись о ноги хозяина.

«Они ведь мне как семья, не просто заменяют глаза. Они по-настоящему близкие мне существа, моё второе Я».

Человек и его друг проводили меня до перекрёстка. Прощаясь, я протянул руку, но тут же одернул, осознав неловкость ситуации: мужчина же не видит моего жеста. Но Дюа всегда, как выяснилось, на страже хозяйских интересов: он негромко мяукнул, и слепой, усмехнувшись, сам подал мне ладонь для крепкого рукопожатия. Они пошли вдоль по улице: человек в чёрных очках и большой серый кот на поводке. Прохожие расступались, освобождая путь, и провожали их взглядами. Доброжелательностью и теплотой словно осветилась улица, по которой они шли. Ведь, когда человек заботится о коте, это правильно, а когда кот о человеке − это чудесно.