До слез! Дневник опера в отставке

День Zero. Начало.

Я в шоке. 20 лет работы псу под хвост. Меня уволили. Скандала не было, форму правда пришлось оставить. На меня все смотрят как на врага.

Оказалось, заслуг у меня не было вообще. Главное – молодым везде у нас дорога.

День первый. Всю ночь видел кошмары, я на работе. Ура, я все еще на работе. Вставать с постели было страшно, точнее страшно было проснуться. Не мог понять сплю я или не сплю. Оказалось, не сплю. За окном темно, наверное, наступил вечер, лег спать.

День второй. Опять утро. Возле меня прошла какая-то особь в красном халате. Оказалось жена. Она так ничего, даже немного красивая. После повторного знакомства, когда пришла в комнату без халата, уже накрашенная, попросил ее перезванивать на мой телефон. Сейчас сижу жду звонка. Она оказалась молодцом. К обеду позвонила 5 раз.

День третий. Обнаружил, что в комнате со мной находятся какие-то малолетки. Оказались наши дети. Через четыре, что мы провели вместе в одной комнате, они перестали шарахаться в сторону. Обращались ко мне по- прежнему на «Вы». В комнате со мной, они стараются быть только вместе, с их слов понял, так безопасней.

День четвертый. Утро прошло нормально. Даже вынес из дому мусор. Вспомнил, адреналин не тот. Решил переклеить обои в детской. Не помогло. Пришла жена, к ней начал привыкать. Для поднятия тонуса, попросил наорать на меня. Немного полегчало, но все равно, не то.

День пятый. Целую ночь прислушивался к звукам в квартире. Странный шум из кухни – оказался холодильником. Спросил жену что не так, почему у нас в дома все так тихо и спокойно. Заскучал по совещаниях, вспомнил начальника, допросы. Решил написать рапорт. Написал рапорт на имя жены. Полегчало.

День шестой. Устроился на новую работу. Начальник вызвал к себе, сказал, что 16 часов – это перебор. Оказалось рабочий день 8 часов. Отправил домой. Язва начала болеть меньше. Вечером заметил, что пропадает нервный тик.

День седьмой. Утро как-то не заладилось. Мозг взрывался, я долго не мог понять, почему я дома. Жена сказала, что у меня выходные дни. Их два. На работу можно не идти. Вспомнил, я раньше тоже был дома, правда с приступом гипертонии или обострением язвы. Пошли с женой в магазин, даже взял ее под руку. Постепенно пропадает желание заломить ей руку за спину. В целом день прошел нормально. К вечеру расслабился.

День восьмой. Пришел на работу. Пришла какая-то тетка с сумкой, выдала деньги. Оказался аванс. Когда уходила, сказала, что через две недели опять придет. Снова будет выдавать деньги, вторую часть. Сказала — зарплату. Начал вспоминать прежнее место работы. Там нам давали деньги на карточку. Сумма была такой, что не мог понять, что это было. Зарплата или аванс. Если аванс, то куда делась зарплата. От этого сильно разболелась голова.

День девятый. Опять начались кошмары. Опять этот сон про Опера. Засыпаю с трудом, ночью пару раз с вещами сбегал из дома. Шел на явочную квартиру. Жена растет в моих глазах. Пару раз нашла меня, привела домой.

День десятый. Утро выдалось неспокойным. Я был уверен, моя жена – сирота. Оказывается, это не так, те двое пожилых – ее отец и мать. После общения с ними я узнал, они были уверены, их дочь — мать-одиночка. Жизнь постепенно налаживается. В разговоре дети иногда называют меня «папой». Начал отмечать, что немного лучше стал видеть. Вроде нормализовалось давление. Оказалось – на гражданке люди ходят в поликлинику. Они сами могут выбрать в какую именно. Долго не мог понять почему.

День одиннадцатый. Годы, проведенные на прежней работе, берут свое. По дороге на работу, увидел таджика, он нес пиво. Догнал. Отобрал. Понял, что я на гражданке. Долго извинялся. Выпили пиво вместе. Оказалось, таджик — нормальный парень. Вечером долго не мог уснуть, все думал о таджике. С мыслью о нем уснул.

День двенадцатый. Утром меня вызвала к себе девушка из отдела кадров. За это время я немного набрал вес. Она сказала, что теперь видит, документы не поддельные, гражданин из паспорта и я – одно лицо. Начал замечать на улице светлые тона, краски.

День тринадцатый. По привычке начал просить у начальства дать выходные. Хотел съездить с женой на выходные за границу. Начальник меня долго успокаивал, сказал, что отпустит. Оказалось, гражданские живут по другим правилам. За поездку на выходные за границу меня не накажут. Тут, наверное, какой-то подвох.

День четырнадцатый. Утро прошло нормально. Сел в машину, невзначай нарушил правила дорожного движения. Итог – штраф 15 000 р.

День пятнадцатый. Пережил культурный шок. Зашел к шефу, принес объяснительную, в ней написал о штрафе. Долго перед ним оправдывался. Он меня долго успокаивал. Потом он выдал распоряжение, выписать мне премию 15000 рублей и дал выходной (заплатить штраф). Я думал мне это снится. На левой руке остался синяк – я все время старался себя ущипнуть.

День шестнадцатый. Сегодня выходной. Не знаю, что это – корпоратив. Директор как дед Мороз – раздавал подарки. В голове одна мысль – в чем подвох. Когда будет инструктаж? Все отдыхают, много выпивки, о работе никто не говорит. У меня, наверное, сон. На правой руке появился синяк. Нет это не сон. Вспоминаю прежнюю работу. Не могу понять, почему там никогда не было корпоративов.

День семнадцатый. Сегодня я дома. Жена битый час объясняла, что выходной по средине недели – это нормально. Что есть такое понятие как «красный день». Нам выплатили по этому поводу премию. Долго сидел дома, не мог найти себе применение. Жена, я уже привыкаю к ней, предложила пойти в гости.

День восемнадцатый. Сегодня первый раз задержали на работе. Очень долго выслушивал извинения. Начальник лично привез меня домой на машине. За то, что задержали на работе — заплатили деньги. Домой приехал ссиняком на левой ноге – пришлось себя опять ущипнуть.

День девятнадцатый. Пришел домой с работы, долго плакал. Мне сказали, что я ценный работник и повысили зарплату.

День двадцатый. Дела идут все лучше. Как ни странно, у детей есть имена, они уже начли встречать меня с работы. Называют папой. Жена уже стала почти родным человеком, я начал понимать, что у меня к ней есть какие-то чувства. Какие пока не знаю.

День двадцать первый. На работе начали приглашать на совещания. Тик прошел. Скучаю по адреналину. Познакомился с соседями по этажу. Оказалось, мы живем на одном этаже 17 лет. Был приятно удивлен.

День двадцать второй. Во мне что-то изменилось. Сегодня два раза улыбнулся. При просмотре комедии засмеялся. Мне это понравилось. Как приятно открывать в себе что-то новое.

День двадцать третий. Сходил с соседом в тренажерный зал. Приятно. Вспомнил прежнюю работу – сон по 3-4 часа, нормативы, которые надо было сдавать. Настроение немного испортилось. Сделал еще один подход к тренажерам – настроение вернулось к норме.

День двадцать четвертый. Жизнь налаживается. Головные боли постепенно прошли. Хожу по улице спокойно, не оглядываюсь, не прячусь за деревьями. Уже две недели нету приступов паники и тревоги, которые мучали меня более 20 лет.

День двадцать пятый. Сегодня нам выдали деньги, как потом оказалось дали премию и зарплату. Я час сидел на диване и плакал. Я больше не вспоминаю о прежней работе. Я больше не вернусь на работу опера.

День двадцать шестой. Позвонила жена, у нас с ней все наладилось. Она нашла дешевые путевки в Турцию. Директор, как ни странно, отпустил меня. Дал неделю отпуска. Вспомнил прошлую работу. Плакал, вспомнил те четыре раза, когда отдыхал – два раза с язвой, переломом ноги и гипертонией.

День двадцать седьмой. (помадой в дневнике написано одно слово – Турция).

На этом записи заканчиваются.